Эксперты Восточная Европа станет новым iGaming центром

Топ-2 честных онлайн казино за 2020 год:

Центрально-Восточная Европа: 100 лет на периферии

Скоро страны «Новой Европы» будут праздновать своё 100-летие. Они были образованы после Первой мировой войны. Сегодня они вроде бы добились всего, чего хотели. Они вступили в Евросоюз и НАТО. А счастья всё нет. Проблему геополитической ориентации стран Центрально-Восточной Европы в своей статье рассматривает Александр Носович — аналитик Центра общественно-политических исследований «Русская Балтика» (Калининград).

Термином Центрально-Восточная Европа (ЦВЕ) после распада СССР принято называть бывшие соцстраны Восточной Европы, тогда как термин Восточная Европа стали применять к европейским республикам бывшего союза.

После падения коммунистических режимов многие верили, что ЦВЕ удастся преодолеть свою периферийность по отношению к России или Западу и войти в Европу в качестве её полноправных членов. Но, как показывает практика, эти надежды были наивными. ЦВЕ остаётся периферией Евросоюза. Это уже было признано вслух, когда там стали говорить о «Европе двух скоростей».

Как считает Носович, такой сценарий был неизбежен. Рост уровня жизни жителей этих стран удорожает стоимость рабочей силы, что делает бессмысленным для западных инвесторов развитие производства в этих странах. Инвесторы идут туда, где рабочая сила дешевле – в Азию. В результате – деиндустриализация и отток населения.

Население стран ЦВЕ не в восторге от перспектив приёма у себя мигрантов и прочих прелестей «толерантности». И вот уже самые успешные страны ЦВЕ, — Польша и Венгрия, — возглавляют движение разочаровавшихся в Европе. Причём правоконсервативную риторику польских и венгерских политиков совсем не приветствуют правые консерваторы с Запада, которые считают «новых европейцев» нахлебниками.

Польша предлагает новый альтернативный проект «Междуморье», который должен объединить страны Центрально-Восточной, а впоследствии и Восточной Европы. Но реально ли это? Как считает автор, у этого проекта мало шансов. Совокупный экономический потенциал стран региона составляет не более трети германского, при этом страны жёстко конкурируют между собой за дотации Евросоюза. Кроме того, двусторонние отношения между странами региона во многих случаях оставляют желать лучшего.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

  • 23.11.18 Армия ЕС: США не желает терять влияние на Европу
  • 19.11.18 Евросоюз создаёт общую разведшколу

По мнению автора, главный вопрос для стран ЦВЕ сегодня – отношение к китайской торгово-экономической экспансии. Если они смогут, несмотря на свои «европейскость» и антикоммунизм встроиться в ту модель взаимодействия, которую предлагает Китай, — у них есть хорошие перспективы. Если же они и дальше согласны быть «санитарным кордоном» Запада против Востока, периферийность им не преодолеть.

Эксперт прокомментировал новые кредиты США странам Восточной Европы

Военный эксперт Иван Коновалов прокомментировал инициативу США выдавать союзникам по НАТО кредиты для перевооружения. Несмотря на заявления о желании снизить российское влияние в этих странах, специалист полагает, что Вашингтон намерен еще сильнее привязать своих сателлитов.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов считает, что выдавая новые кредиты государствам Восточной Европы, вступившим в альянс после 1 марта 1999 года, США намерены подчинить их своему влиянию через долговую кабалу. Деньги будет разрешено потратить только на замену советской техники. Вашингтон боится, что ее эксплуатация заставляет прибегать к услугам и поставкам из России, что ставит страны в зависимость от Москвы.

«По сути, данное предложение связано с тем, чтобы запустить механизм перевооружения, на котором так активно настаивали США и на который так неохотно идут в Восточной Европе. Особо у них денег нет, а тут кредит. Он привязывает страны еще сильнее к Соединённым Штатам, это долговые обязательства. И за этот же кредит США продают свое оружие этим странам», — объяснил эксперт в интервью RT.

Самым большим арсеналом советских вооружений в НАТО обладают Польша, Румыния, Болгария, Венгрия, Чехия и Словакия, все эти страны попадают под действие закона. Изначально планировалось, что после вступления в альянс эти государства заменят советское оборудование на западное. Так, в 2002 году Соединенные Штаты выделили займ Польше в $3,8 млрд на 15 лет для приобретения 48 самолетов F-16.

Лучшие онлайн казино на русском языке:

Ранее стало известно, что США дарят своим союзникам в Прибалтике старое и негодное к использованию оружие. В апреле они передали Литве 400 винтовок М-14, созданных еще в 1950-ых годах.

Страны Восточной Европы станут жертвами концепции «двух скоростей» ЕС – эксперт

Западные страны Евросоюза хотят поставить Европу на «разные скорости», восточные страны этому противятся, опасаясь быть окончательно отброшенными на периферию. О проблемах и перспективах Восточной Европы и о текущих отношениях с Брюсселем «Евразия.Эксперт» рассказал руководитель Центра этнополитических и межгосударственных конфликтов, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Павел Кандель.

— Павел Ефимович, на юбилейном римском саммите Евросоюза в конце марта на официальном уровне признали концепцию «многоскоростной Европы». Против нее выступают восточноевропейские страны. Чего хочет добиться Брюссель «многоскоростной Европой»?

— Строго говоря, данной концепцией хотят легитимизировать реальное состояние Евросоюза. ЕС внутренне неоднороден, он состоит из нескольких регионов, различающихся по уровню социально-экономического развития и готовности к дальнейшей интеграции. Готовности – и субъективной, и объективной.

Брюссель хочет найти формулу, которая позволит Евросоюзу дальше существовать и развиваться, ослабив ныне раздирающие союз противоречия. Совершенно логично, что страны Восточной Европы выступают против этого, ведь именно они станут жертвами этой концепции. Они же «отстающие», они – получатели финансовой помощи из Брюсселя.

— Жертвами в каком смысле? Эксперты Еврокомиссии говорят, что они наоборот только выигрывают – теперь никого не будут грести под одну гребенку.

— В известном смысле так и есть. Страны Центральной и Восточной Европы в подавляющем большинстве категорически против приема мигрантов, вопреки требованиям Брюсселя. Если «многоскоростная Европа» будет окончательно утверждена, им скажут: «Не хотите? Ладно, без вас обойдемся». Но понятно, что подобные мероприятия сопряжены с расходами. И возникает вопрос – кто будет платить?

Поэтому, естественно, если отдельные страны отказываются от приема мигрантов, Брюссель может сказать, что тем самым они отказываются и от поступлений части денежных средств из фондов ЕС. Схема еще не совсем определена, она находится в режиме дебатов. Решения пока нет.

— Поможет ли «многоскоростная Европа» справиться с кризисными явлениями в Евросоюзе?

— Авторы надеются, что поможет. Что будет в реальности – вопрос другой.

— Есть ли представления о том, как новый подход будет проявляться на практике? Странам дадут больше свободы, освободят от некоторых директив?

— Видимо – да. Возьмем сегодняшнюю реальность: в Евросоюзе пока еще 28 стран, в еврозоне – меньше. В том числе, некоторые страны Восточной Европы не спешат перейти на евро. Уже видна разница. В Шенген тоже далеко не все входят, и в этом тоже проявляется разница.

Польша и Венгрия давно и успешно игнорируют миграционную политику Брюсселя. Официально не приняли ни одного беженца и ни одного мигранта с Ближнего Востока. Чехия недавно тоже заявила, что больше брать никого не будет. Насколько долго может продолжаться сопротивление?

— Думаю, оно будет продолжаться. Собственно, указанные страны заявляют, что они не хотят и не могут переселять к себе мигрантов. И вообще они считают, что это – вредная политика. И я бы с ними даже согласился: данная политика не идет на пользу Евросоюзу. Тем не менее, Евросоюз пытается ее осуществлять.

— У Евросоюза есть рычаги, чтобы принудить отдельные страны к солидарности? В прессе появляются слухи о готовящихся ультиматумах.

— Не знаю, дойдет ли до ультиматумов, но рычаги есть – прежде всего, фонды ЕС, в которые государства Западной Европы в основном вкладывают, являются донорами, а Центральная и Восточная Европа – реципиентами, получателями.

Коль скоро государства заявляют, что в вопросах миграции они не солидарны с Брюсселем, Брюссель может сказать, что он не солидарен с ними в вопросе о фондах, и сокращать свою помощь.

— Почему этого до сих пор не произошло? Пик наплыва мигрантов пришелся на 2020 гг. Идет 2020-й год: карательных действий Брюсселя нет, наоборот – отдельные страны стали ругать меньше и тише.

— Евросоюз – очень сложный механизм. Непросто принять согласованное решение, тем более, решение, удовлетворяющее всех – отчасти поэтому пока нет реакции Брюсселя. Отчасти и потому, что пик кризиса уже пройден. Никто не может поручиться, что завтра не произойдет нового обвала, но на данный момент ситуация стала менее острой. Пока Эрдоган «держит» границу и выполняет обязательства, взятые перед ЕС. Но как долго это будет продолжаться – никто не знает.

Вышеградская группа стремится продвигать альтернативную повестку для Евросоюза. Как Вы оцениваете влиятельность этого блока?

— Вышеградская группа, безусловно, влияет на решения Евросоюза. И чем больше стран сплачиваются вокруг группы, по тем или иным вопросам, тем более влиятельной она становится.

Польша вообще видит себя лидером Центральной и Восточной Европы – это ее вековая мечта. На этом Польша стремится повышать свой удельный вес в Европе и мире.

При этом польское влияние преувеличено – с поляками далеко не во всем согласны даже коллеги по Вышеградской группе. Но что касается миграции, то здесь в группе полное совпадение позиций.

— У вышеградских стран есть шанс воспользоваться кризисными явлениями, чтобы вернуть часть суверенитета и перестать быть периферией ЕС?

— Концепция «разноскоростной Европы» и предполагает, что одни страны делегируют больше суверенитета, предпочитая более сплоченную интеграцию, пока другая часть Европы сохраняет полномочия за собой, тем самым – сохраняет суверенитет, но в меньшей степени участвует в интеграционных программах.

Для «выхода» из периферии надо просто нарастить социально-экономический вес. И это не зависит от того, будет ли больше или меньше суверенитета, «упрутся» страны в вопросе миграции или «не упрутся». Это всецело зависит от социально-экономического развития.

Скажем, Польша очень успешно развивается в последние годы. Пожалуй, это одна из немногих стран Евросоюза, преодолевшая кризис, практически не снижая темпов роста. Венгрия находится в гораздо худшем экономическом положении, не говоря уже о Румынии и Болгарии – беднейших странах Европы. Положение Восточной Европы неоднородное, и возможности государств различны.

— По сути, Брюссель предлагает выбор – суверенитет или деньги?

— Скажем так – это незримо предполагается.

— А Восточная Европа хочет и того, и другого?

— Да-да, все как у людей. Им свойственно хотеть всего и сразу.

— Игорь Додон подписал меморандум о сотрудничестве Молдовы с ЕАЭС. Практически сразу из Брюсселя пришло предупреждение: Молдова должна соблюдать условия евроассоциации. Насколько такие сигналы серьезны? Молдове придется выбрать путь или, как Виктор Янукович, пытаться «усидеть на двух стульях»?

— Додон совершил символический жест, реально ничего не означающий и ни к чему не обязывающий – это просто декларация о намерениях.

Додон показывает, что он верен своей предвыборной программе, делает все возможное для сближения с ЕАЭС и Россией. Реальный выбор будет происходить после проведения парламентских выборов в Молдове. Они покажут, сможет ли партия Додона получить полноту власти.

Если это произойдет, придется уже на самом деле выбирать, либо пытаться совместить курсы – Молдова бы именно этого хотела. Конечно, объективно для Молдовы идеальным вариантом было бы совмещение Соглашения об ассоциации с ЕС с сотрудничеством, либо вступлением с ЕАЭС. Но я сильно сомневаюсь, что Евросоюз позволит подобное. Возможности ЕС повлиять на ситуацию в Молдове достаточно велики – как экономические, так и политические.

— Например – прекратить давать деньги Кишиневу?

— Прежде всего! Молдова во многом живет за счет внешних займов, кредитов, помощи Евросоюза, Международного валютного фонда, Европейского банка реконструкции и развития, соседней Румынии и так далее. Речь идет о значительных для Молдовы суммах.

К тому же, более 50% внешнеторгового оборота Молдовы приходится на Евросоюз. На Россию – существенно меньше. Молдове будет непросто переориентировать экономику с одной стороны на другую.

Кроме того, у Брюсселя есть политические средства воздействия: мы же помним, как в Молдове происходили «цветные революции», свергались неугодные правительства. Подобное всегда можно запустить, тем более, когда есть большой потенциал: Молдова расколота примерно пополам, что показывают как последние выборы, так и опросы.

— ЕС будет всячески мешать Молдове интегрироваться в ЕАЭС?

— Думаю – да. Хотя, в принципе, если бы были желание и добрая воля ЕС налаживать отношения с Россией и ЕАЭС, то это было бы в интересах самого ЕС. Молдова могла бы стать прекрасным полигоном для отработки модели конструктивного взаимодействия Евросоюза с ЕАЭС. Молдова могла бы в этом плане стать «территорией взаимодействия». Но я пока в Брюсселе не вижу серьезных импульсов в эту сторону.

— В марте в Кишиневе еврочиновники с местными властями обсуждали программу евроассоциации на 2020 гг. На этом треке есть куда расти?

— Евроассоциация – это программа. В рамках евроассоциации Молдова должна много чего сделать, по пунктам выполнить рекомендации. Этим страна и будет заниматься с большим или меньшим успехом.

— Европарламент одобрил безвизовый режим с Украиной. Украинцы ждут «безвиза» к лету. Думаете, у них наконец получится добиться безвизового режима с ЕС?

— Вероятно, получится. При этом одновременно с безвизовым режимом вводится так называемый «страховочный механизм». Иначе говоря, в любой момент любая страна Евросоюза, которая почувствует опасность от чрезмерного наплыва украинцев, может безвизовый режим отменить. Самостоятельно!

Украинцам же важен хоть какой-то успех на данном направлении, но особых реальных последствий не будет. Безвизовый режим, тем более, не дает права на работу. Как украинцы работали нелегально в Польше, так и будут продолжать работать.

— О чем говорит молдавский опыт «безвиза»?

— Люди уезжают и в массовом порядке нарушают безвизовый режим, нелегально устраиваясь на работу. Скажем, в Италии все няньки из Молдовы. Это бросается в глаза. Примерно аналогичная ситуация в Испании. То же самое будет с украинцами.

— Почему Евросоюз так долго шел к «безвизу» с Украиной?

— Был ведь голландский референдум [6 апреля 2020 г. подданные Нидерландов проголосовали против ратификации Соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом – прим. «ЕЭ»]. Потребовалось «утрясти» вопросы с Нидерландами, вот их столь долго «утрясали».

Беседовал Александр Шамшиев

Рейтинг казино по бонусам и размеру Джекпотов:
Добавить комментарий