Филипп Филатов: Сабина Николаевна Шпильрейн: «второе возвращение»

Филипп Робертович ФИЛАТОВ

кандидат психологических наук, доцент факультета психологии Южного федерального университета, президент Ростовской психоаналитической ассоциации (РПА) 
Предисловие к книге: Сабина Рихебехер: Сабина Шпильрейн. "Почти жестокая любовь к науке" Издательство: Феникс, 2007 г., 432 стр., ISBN 978-5-222-11619-7
 

Удивительная судьба, трагическая и выдающаяся, в которой переплелись злой рок и счастливый случай, стремление к разрушению и творческое созидание, болезнь и гениальность.

Головокружительная череда падений и взлетов, кризисов и научных прозрений, встреч и разлук. Трудный путь самопознания и самоопределения, соединивший культуры и страны, эпохи и традиции.

Пионеру европейского и российского психоанализа Сабине Николаевне Шпильрейн было суждено прожить яркую жизнь, насыщенную неординарными событиями, страстями и открытиями. Она познала любовь и одиночество, предельное экзистенциальное напряжение и духовное преображение, периоды социальной дезадаптации, внутреннего надлома, изоляции и душевного подъема, высокой продуктивности, самореализации. Складывается впечатление, будто сложная диалектика ее судьбы не была прервана физической гибелью Сабины Николаевны: незаслуженное посмертное забвение сменилось – на новом витке спирали – всемирным признанием ее идей, их возрождением, а возникшая поначалу скандальная известность уступила место глубокому исследовательскому интересу и переосмыслению наиболее существенных моментов в теории и истории психоанализа.  

Сабина Шпильрейн родилась в Ростове-на-Дону 25 октября (7 ноября) 1885 г. Она начала свой путь в психоанализе как пациентка, и отправным пунктом ей послужила кантональная психиатрическая клиника Бургцёльцли в Цюрихе. Шпильрейн стала едва ли не первой пациенткой, излечение которой было достигнуто психоаналитическими методами. Это был «показательный случай» молодого доктора Юнга, представленный как эмпирическое доказательство справедливости клинических наблюдений и концепций патриарха глубинной психологии З. Фрейда и подкреплявший надежду на потенциальную эффективность и дальнейшие успехи аналитической психотерапии.

Однако вклад Сабины Шпильрейн в психоанализ не ограничился ролью успешно исцелившейся пациентки. Ее последующий научный взлет поражает не меньше, чем стремительность реабилитации. Пройдя психотерапию у доктора Юнга, Шпильрейн поступила на медицинский факультет Цюрихского университета, где вскоре блестяще защитила докторскую диссертацию при содействии того же Юнга и под руководством профессора Ойгена Блейлера, с именем которого связана разработка таких важнейших для психиатрии концептов, как «шизофрения», «аутизм», «амбивалентность», «амбитенденция» и др. Ее диссертация была новаторской попыткой применить психоаналитический подход в исследовании природы и динамики психозов и оказалась первой аналитически-ориентированной диссертацией, защищенной женщиной.

Опубликованная год спустя статья «Деструкция как причина становления» (1912) ознаменовала новую веху в развитии психоаналитического учения. В этом сочинении Сабина Николаевна впервые ввела в научный дискурс и подвергла междисциплинарному анализу понятие «деструктивного импульса», писала о «деструктивном компоненте сексуального влечения», предвосхитив более поздние труды по садо-мазохизму и теорию Фрейда о «влечении к смерти» (так наз. «Танатос»). Позднее она опубликовала и представила в виде научных сообщений более 3-х десятков оригинальных научно-исследовательских, аналитических и обзорных работ, заложивших основу детского психоанализа, изучения особенностей детского мышления и речи и опередивших широко признанные открытия и разработки в этой области таких выдающихся психологов XX в., как Ж. Пиаже и Л.С. Выготский, А. Фрейд, М. Кляйн и Д. Винникот. Сабина Шпильрейн, незаурядная женщина и ученый, вдохновляла на новые идеи классиков психоанализа, З. Фрейда и К.Г. Юнга, инициировала ряд важнейших для глубинной психологии исследований. Однако влияние ее идей и авторитета длительное время в силу различных причин недооценивалось, а то и вовсе замалчивалось.
 
После рокового возвращения в 1923 г. в СССР, мировая психоаналитическая общественность постепенно теряет Сабину Шпильрейн из виду. Это объясняется политической обстановкой на ее родине, где научное сообщество оказалось на долгие годы искусственно изолировано, ограждено от зарубежных коллег «железным занавесом», а российский психоанализ в конечном итоге был ликвидирован в результате сталинских чисток. Трагическая гибель Шпильрейн с дочерьми в Змиевской балке под Ростовом-на-Дону, во время организованного гитлеровскими оккупантами геноцида ростовских евреев, ознаменовала этап продолжительного затишья: нищета и безвестность последних лет жизни сменились посмертным забвением. Длительное время имя Шпильрейн фигурировало лишь в ссылках и сносках, в частности, в кратком упоминании З. Фрейда в примечании к его прославленной статье «По ту сторону принципа удовольствия».
 
Положение дел кардинально изменилось после публикации В. Мак-Гиром в 1974 году избранной корреспонденции Юнга и Фрейда, в которой многократно упоминалась Шпильрейн, и, особенно, после обнаружения в 1977 г. ее архива в подвале Женевского Психологического Института. А публикация в 1980 г. монографии итальянского исследователя, юнгианского аналитика Альдо Каратенуто «Дневник тайной симметрии. Сабина Шпильрейн между Юнгом и Фрейдом» и выход три года спустя статьи известного психоаналитика Бруно Беттельгейма «Скандал в психоаналитическом семействе» моментально принесли Сабине Шпильрейн мировую и едва ли не скандальную известность.
 
С момента опубликования монографии Альдо Каратенуто, переведенной ныне практически на все европейские языки, за рубежом и в России вышло огромное множество биографических и научных трудов об этой выдающейся женщине, освещающих ее сложный жизненный путь, роль в развитии психоаналитического учения и оригинальные идеи (М. Люнгрен, Дж. Керр, М. Сифали, В.И. Овчаренко, А. Ван Ванинг, Ц. Лотан, Б. Миндер, Р. Хёфер, А.М. Эткинд, Е.В. Мовшович, Е. Шепелер и др.). Сегодня можно сказать, что Сабина Шпильрейн переросла рамки своей земной биографии, став ярким феноменом русской и европейской культуры, одним из наиболее интригующих и завораживающих символов глубинной психологии. Ей посвящаются научные конференции (в частности, организованный Британским психоаналитическим обществом научный симпозиум «Сабина Шпильрейн: ее жизнь, работа и влияние на Юнга и Фрейда», проходивший 7 февраля 2004 года при участии Анны-Марии Сандлер, Элизабет Мартон, Колин Ковингтон и др.); литературные произведения (роман Барбель Ритц «Русская пациентка», Франкфурт-на Майне и Лейпциг, 2006) и сценические постановки (спектакль «Исцеление словом» / «The Talking Cure» по пьесе известного английского драматурга и режиссера Кристофера Хэмптона, поставленный в конце декабря 2002 года на подмостках малой сцены Лондонского королевского национального театра).
Легенда о Шпильрейн проникает и в массовое сознание, ее экстраординарная личность становится персонажем игрового и документального кино. Так, в 2002 г. вышел (несколько слащавый) художественный фильм именитого итальянского режиссера Роберто Фаэнзы, известный в российском кинопрокате под названием «Сабина» (в других странах под названиями: «Prendimi l’anima» и «The Soul Keeper»). Следует отметить, что этот фильм, снятый по канонам классической lovestory и посвященный взаимоотношениям С. Шпильрейн и К.Г. Юнга, изобилует сомнительными авторскими домыслами и курьезными историческими неточностями.
 
Предпринимаются попытки и кропотливой документальной реконструкции истории жизни С.Н. Шпильрейн, без литературных гипербол и иносказаний. В июне 2003 года на кинофестивале «Кинотавр» постановочно-документальному фильму режиссера Элизабет Мартон «Меня звали Сабина Шпильрейн» (совместное производство Швеции, Швейцарии, Дании и Финляндии) был присужден приз ФИПРЕССИ (Приз международной кинопрессы) «За чуткое отношение к личности и истории».
 
26 – 27 мая 2007 г. в Ростове-на-Дону состоялся Международный междисциплинарный Симпозиум памяти С.Н. Шпильрейн «Психология кризиса и кризисных состояний». Симпозиум прошел под эгидой факультета психологии ЮФУ, его подготовка объединила такие организации, как Институт управления, бизнеса и права, Северо-Кавказский институт антропологии и прикладной психологии, Венский университет им. З. Фрейда, Европейская ассоциация психотерапии, Ростовская психоаналитическая ассоциация. В работе симпозиума приняли участие известные психологи, психотерапевты, философы, социологи, культурологи из разных городов России (Санкт-Петербург, Воронеж, Томск, Калуга, Курган, Краснодар, Ярославль), а также зарубежные гости из Австрии и Швейцарии.
 
Примечательными событиями стали презентации материалов, посвященных забытым страницам истории русского психоанализа.Сабина Майер, историк психоанализа, специалист в области сравнительного исследования немецкой и русской литературы (Университет Гумбольдта, Берлин, Германия) провела презентацию с демонстрацией редких архивных документов «Татьяна Розенталь: в поисках утраченной биографии». Презентация писательницы и психоаналитика Сабины Рихебехер (Цюрих, Швейцария) называлась «Как школьница Сабина Шпильрейн из Ростова-на-Дону стала ученым и пионером психоанализа. История кризиса и индивидуального становления, отраженная в детских грезах, школьных рукописях и других ранних материалах».
 
К симпозиуму была приурочена публикация русского перевода книги С. Рихебехер «Сабина Шпильрейн, почти жестокая любовь к науке» (Цюрих, 2005), представляющей собой наиболее полную на данный момент биографию С.Н. Шпильрейн и, по-видимому, первое столь объемное и основательное исследование ее жизни и творчества, переведенное на русский язык.
Книга написана увлекательным языком, историческая точность, бережное отношение к фактам и документам сочетаются с тонким чувством стиля. Безусловным достоинством этого произведения является, на мой взгляд, полнота и стереоскопичность авторского изложения. При воссоздании биографии Сабины Шпильрейн автору удалось емко и убедительно описать противоречивые и переломные моменты российской и европейской истории, реконструировать социокультурный контекст становления психоанализа, осветить сложные социально-философские проблемы, такие как роль женщины в науке, еврейский вопрос, отношение общества к психическим аномалиям, влияние личностного кризиса на творческое самоопределение. Вызывает огромный интерес приведенный в книге анализ детских и юношеских дневников Сабины Шпильрейн. Возможно, со временем эти тексты привлекут внимание и российских исследователей как образцы проявившейся в раннем возрасте одаренности и документы, отражающие российскую ментальность на стыке XIX – XX вв. (подобно знаменитым дневникам художницы Марии Башкирцевой). Сабина Рихебехер, на мой взгляд, удачно переакцентировала ключевые моменты биографии Шпильрейн, сместив фокус со скандальной истории вокруг ее взаимоотношений с К.Г. Юнгом и воздав должное ее научным заслугам и аналитической интуиции.
 
Остается пожелать, чтобы данная публикация стала еще одной важной вехой «второго возвращения» Сабины Шпильрейн в Россию, которое, будем надеяться, окажется счастливее первого и завершится интеграцией ее научного и духовного наследия в культурную жизнь российского общества.
 

Май 2007


Использованы материалы из статьи профессора В.И. Овчаренко «Вехи жизни Сабины Шпильрейн» в сб. «Сабина Шпильрейн: над временем и судьбой» (Ростов-на-Дону: Мини Тайп, 2004, с. 49 – 50).