Галина Пилипенко: Кира Найтли станет ростовчанкой

«NEWSROSTOVDON.RU — неофициальные новости Ростова-на-Дону»

Режиссер Дэвид Кроненберг несколько месяцев назад изъявил желание экранизировать пьесу Кристофера Хэмптона The Talking Cure об отношениях между ростовчанкой Сабиной Шпильрейн, психологами Зигмундом Фрейдом и его учеником Карлом Юнгом.  Исполнителей главных ролей в этой потрясающей воображение и душу истории  можно считать определенными. Например, Вигго Мортенсен ("Властелин колец") в картине перевоплотится в знаменитого основателя психоанализа Зигмунда Фрейда. 

Сначала эта роль досталась немецкому актеру Кристофу Вальцу, но он выбыл из проекта, предпочтя ему роль в другом фильме. 

Ученика знаменитого психолога сыграет Майкл Фассбендер ("300 спартанцев", "Бесславные ублюдки"), а Кира Найтли "станет" ростовчанкой - Сабиной Шпильрейн, страдающей от истерии. 

По информации издания Production Weekly, проект на данный момент изменил свое название с труднопереводимого The Talking Cure на "Опасный метод"  (A Dangerous Method).  Название - "Разговаривая - исцеляй", можно, конечно, перевести «The Talking Cure» как «Болтовня лечит», но вряд ли фильм будет комедией.

В основе его - история жизни нашей землячки Сабины Шпильрейн.

Дом Сабины Шпильрейн на Пушкинской

Смерть горячо любимой младшей сестры послужила причиной нервного срыва Сабины. И богатые ростовчане - папа-коммерсант и мама- стоматолог отправили дочь в психиатрическую клинику в Цюрихе. Русская красавица становится пациенткой популярного Карла Юнга. 

Излечиваясь, умная ростовчанка, увлекшись и врачом и психоанализом, защищает диплом, посвященный проблемам шизофрении. Оказалось, что Голливуд не в первый раз прельщён нашими степными характерами.

АЛЕКСАНДР ОБЕРТЫНСКИЙ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ДОНСКОГО СОЮЗА КИНЕМАТОГРАФИСТОВ (смешливо-укоризненно): «Галя! И вы – жертва Голливуда? Такая волна интереса вспыхнула, как только забрезжили огни!

С Сабиной Шпильрейн история такая: Алексей Учитель после фильма "Дневник его жены" был в Голливуде и ему предложили (или он предложил) быть продюсером совместной американо-российской постановки.

Ему пришлась очень сильно по душе идея снять  фильм  о ростовчанке – известной учёной,  психоаналитиком с мировым именем, и, я извиняюсь, любовницей Юнга и одновременно Фрейда. Любовный треугольник.

Работы этой красивой, интересной женщины издают за рубежом, и у нас тоже.

После того как она разорвала отношения и с Юнгом (предполагалось, что Юнга сыграет Том Круз) и с Фрейдом, она вернулась в Ростов и преподавала, кажется, в университете.

Американцев привлекло то, что много сохранилось старого Ростова, им особенно понравился Ростов, спускающийся к Дону – то, что сейчас, к сожалению, разрушается. Им хотелось передать атмосферу того времени.

И они сделали деловое предложение местным товарищам. Дабы  и себе бюджет облегчить и посотрудничать на договорных началах. То есть, разумеется, это не спонсорство: ростовским предпринимателям предложили взять на себя обеспечение транспортом. гостиницами и  информацией: где, что, какой дом снять.

Можно было бы на технических должностях и наших киношников задействовать: помощников операторов, осветителей и т.д. Не всё же тащить из Америки!

Мне очень понравилась эта мысль, когда ее изложил мне Учитель. Я обратился к Михалкову,  а он написал письмо на имя Чуба и ростовских предпринимателей. Я с этим письмом приехал в администрацию; Владимир Фёдорович немедленно и очень активно откликнулся на то, что Ростов может стать киношным городом, плюс у нас прекрасная природа и вообще нужно выходить на международную арену и обещал всячески содействовать.

Я сразу же отправил ответ Учителю, а он сообщил американцам.

А вот бизнес-сообщество Ростова предложение о деловом партнёрстве проигнорировало. Сначала долго вообще не отвечали и я ничего вразумительного, ни от кого не мог узнать. Хотя, я повторяюсь, это не было спонсорством!

Я это объясняю, прежде всего,  их деловой неопытностью. Видимо, им не приходилось иметь дело с такого рода предприятиями и – что оно будет, как оно будет?

Я говорю: это же достаточно серьёзная публика – Голливуд. Вас не кинут как какой-нибудь местный товарищ! Но это не подействовало.

Это вот первая часть истории, несколько лет назад произошедшая. А теперь – Кроненберг – неоднократно в Каннах отмеченный, жесткий очень, на мой взгляд, режиссёр.

Если учесть, что Сабина погибла в Змеёвской балке, такая трагичная судьба…  Причём, она никогда не верила,  что  культурная нация - немцы - расстреливают евреев! Она и всех других уговаривала идти на сборы. А многие ведь прятались! Она говорила: я же там жила, это образованная нация и ля-ля-ля… и она пошла с детьми и была расстреляна!

Я жалею, что первая история с Голливудом не получилась: прежде всего, Учитель сам хороший кинематографист, и он бы наших киношников, как продюсер, смог привлечь. А кто будет продюсером сейчас, я не знаю – теперь не меня не выходили.

Позже Учитель говорил, что голливудские воротилы тогда пытались воссоздавать старый Ростов в декорациях в павильонах Румынии, наделав снимков старого Ростова.

Чаушеску же из своих амбиций заделал жутко богатую киностудию, которая не была загружена и поэтому очень дешёвая аренда была!

А потом проект и вовсе разрушился, а почему я не знаю».

Теперь С НОВЫМ ФИЛЬМОМ история возвращается. Как вернулась в Ростов Сабина, стала работать педагогом и психологом, но...

14 августа 1925 года решением совета народных комиссаров РСФСР ликвидировали Государственный психоаналитический институт. Подписал постановление доктор Семашко. Судьба прочертила линии жизни  перпендикулярно - улица Пушкинская, где стоит дом Шпильрейнов, буквально через десяток шагов упирается в переулок, названный именем Семашко.

А  через пару домов от  Шпильрейнов зиждется особняк  губернатора Владимира Чуба.

Драматург Сергей Медведев писал: «Известно, что Ростов в те годы не был задворками научной мысли. Местные ученые исследовали деструктивные последствия войны, военные неврозы. Уже в 20-е годы в Ростове обратили внимание на феномен серийных убийц. Пытались доказать, что это связано с последствиями гражданской войны, что между психическими и органическими процессами существует прямая связь, например, психотравмы, полученные в результате боевых действий, приводят к необратимым изменениям в составе крови. Достаточно необычно по тем временам. И созвучно с работами Шпильрейн. Сабине было с кем поговорить. Можно сказать, что Ростов - родина не только чикатило, но и бухановских.

...Считается, что одно время Шпильрейн преподавала в РГУ. Однако документов, подтверждающих этот факт, не найдено. Эмиль Шпильрейн, декан биофака РГУ, в протоколе допроса - он хранится в архиве ростовской ФСБ - вообще не упоминает о своей сестре».

Е.В.Мовшович, ростовчанин. исследователь творчества Шпильрейн: »…работала в профилактической школьной амбулатории и детском саду, вела дома приём больных (психоневрология и детская дефективность), была школьным педологом и врачом. работала невропатологом (детским психиатром?) в платной поликлинике Дома Учёных. Известно, что она сделала доклад в Педологическом обществе при Северо_Кавказском университете зимой 1928 года и приняла участие в совещании психиатров и невропатологов Северно-Кавказского края 11-13 мая 1929 года».

Её статьи продолжали публиковать научные европейские журналы. Последняя - исследование рисунков детей с психическими отклонениями, сделанных с открытыми и закрытыми глазами.

Собственных дочерей у Сабины было двое - Рената и Ева. С ними она и пришла в колонне  евреев в Змеёвскую балку.

Три дубовых дерева, посаженных на месте убийства учёной Шпильрейн и ее девочек, я не  нашла.

Спросила у Александра Кожина. Председатель РО ВООПИК вспомнил, что и когда сажали их первый раз, они плохо принимались, и попыток было несколько.

Видимо, так и не прижились.

Ещё юной, 19 ти летней девушкой, Сабина, находясь на лечении за границей,  в дневнике оставила запись – «последнюю волю»: «После  моей смерти я разрешаю анатомировать только голову, если она будет не очень страшной. Мой череп я завещаю нашей гимназии. Его следует поместить в стеклянный ящик и украсить бессмертными цветами. На ящике напишите следующие слова: «И пусть играет молодая жизнь при входе в гроб, и пусть сверкает равнодушная природа вечным великолепием. Мой мозг я даю Вам. Только поместите его чистым в красивый, также украшенный сосуд и напишите на нём те же самые слова. Тело следует сжечь. Но при этом никто не должен присутствовать».

Поэтому же завещанию, пепел следовало разделить. Одну часть поместить в урну и переправить в Россию, другую вынести в очень большое и чистое поле и по ветру развеять, а потом на этом месте посадить дуб и написать: «Я тоже была однажды человеком. Меня звали Сабина Шпильрейн».  В других источниках  эта фраза звучит так: «Мне тоже удалось побыть человеком и звали меня Сабина Шпильрейн».

Ну а как следовало поступить  с третьей частью пепла должен был сказать один из братьев пионерки психоанализа.

Где в Ростове  находилась (или находится?)  гимназия Сабины, выяснить не удалось.

Сохранилась в Ростове в переулке Газетном синагога, где в июне 1912 года был зарегистрирован брак Сабины с ростовским педиатром и невропатологом Павлом Наумовичем Шефтелем

Интересны было бы найти сведения - в каком именно доме на Шаумяна поселилась Сабина, выйдя замуж за ростовского врача.

Говорят, что этот дом знаменит ещё  тем,  что в его стенах Фадеев написал  «Разгром».

А в её родительской квартире на Пушкинской 83 новый владелец делает ремонт. Он выкупил всё здание, жилых квартир осталось две – в обеих – старушки обитают. Надежда Абрамовна отсутствовала, а вот до Зари Александровны  - соседки Шпильрейнов, конечно, уже по дому, а не по веку, я достучалась.

Удивительное имя «Заря» оказалось не заревом коммунизма, как я предположила, а «Заря-заряница красная девица» - объяснила абсолютно седая Заря Александровна.

Не только имя оказалось несущим свет, но и профессия – всю жизнь женщина проектировала и строила высоковольтные линии электропередач. А в доме этом живёт с 1966 года.

Мимо покорёженных от страстей человеческих в письмах содержащихся, почтовых ящиков – на второй этаж. Вперед, к Заре навстречу!

ЗАРЯ ЧЕБОТАРЁВА, ЖИТЕЛЬНИЦА ДОМА:

"Науку, которую она проповедует, я не признаю! То, что она где-то что-то за границей делала – это одно. Но это ж не для нашей страны! И чего её пропагандировать? Я так считаю – не о чем тут говорить. Напрасно вы о ней собираете сведения! Голливуд! Кому неймётся?
А вот то, что она погибла – это жалко.
Да. Это их дом полностью был: они тут жили, и свободные большие барские квартиры сдавали внаём.
Сейчас на этом кто-то спекулирует здорово! Они тут приходили, покупали на третьем этаже комнаты, говорили, что будет музей делать, потом всё это лопнуло, и они комнаты перепродали, видно с хорошей выгодой и больше они не появлялись".

С площадки видны задворки – здесь девочкой Сабина упорно копала лопаткой глубокую яму  с абсолютно  научной целью – соединить туннелем разные стороны земного шара.

Теперь вниз – мимо тех же железных почтовых ящиков. Письма хитромудрого Юнга в один из этих ящиков и опускал почтальон недрожащей рукой. Юнг продумано писал в Ростов и Сабине и маме Сабины.  Практически одновременно.

Позже психиатр признавался в своём неджентельменском поведении Фрейду: «Так, в  соответствии с моим принципом говорить с каждым пациентом серьёзно без какого-либо ограничения. Я обсуждал с ней ее проблему детства, воображая, что веду теоретический разговор. Хотя, естественно, в глубине скрывался Эрос. Таким образом, я приписал все другие желания и  надежды целиком и полностью своей пациентке, не разглядев те же самые вещи в самом себе.

Когда ситуация стала такой опасной, что продолжение отношений неизбежно могло привести к сексуальной связи, я прибег к самозащите, которая не может быть оправдана морально. Пойманный в сеть собственной иллюзии, что я стал жертвой сексуальной хитрости пациентки, я написал её матери. Что не являюсь средством  удовлетворения сексуальных желаний её дочери, а всего лишь её врачом и что она должна  освободить меня от неё. В свете того факта, что незадолго до этого пациентка была моим другом и пользовалась полным моим доверием, моё действие было обманом, в чём я с большим смущением признаюсь вам».

ЕВГЕНИЯ ЕЛЕЦКАЯ, руководитель Ростовского Центра Глубинной Психологии, координаторРостовской Ассоциации Аналитической Психологии:

« В Ростове-на-Дону есть проверенные временем и делами психоаналитические сообщества. В 1985 году Виктор Николаев, Евгений Ефремов, Сергей Ульяницкий создали вслед за Москвой и Питером Психоаналитическую Ассоциацию. А в 2004 году Виктор Николаев, Людмила Бугаева, Влад Казак, Ирина Баранова организовали Психоаналитическую Ассоциацию Ростова Имени Шпильрейн., звучащую как столица Франции - ПАРИШ. Кстати, разрешение называться именем первой русской женщины-психоаналитика , Ассоциации дал здравствующий племянник Шпильрейн,  живущий в Москве и родственники из-за границы.
 Мы же, Ростовская Ассоциация Аналитической Психологии– самая молодая - нам два с половиной года.
Основное различие в том, что ПАРИШ считает главным в своей деятельности и в наследии – связь психоаналитических идей Сабины Шпильрейн и психоанализа З.Фрейда, а мы – Сабины и Карла Густава Юнга – родоначальника аналитической психологии.
 И хотя мы с Ириной Барановой вместе заканчивали Московский Институт Психоанализа, спецкурс «Юнгианский анализ», она предпочитает в своей работе классический психоанализ, я же – юнгианский. Как и Сабина была ученицей и Фрейда и Юнга.
 Сейчас в Ижевске в издательстве ERGO готовится Энциклопедия научных работ Шпильрейн, ведь на русский язык до этого были переведены всего три-четыре работы. Всего же найдено примерно 25 её работ. Научные статьи ростовского периода (1924-1942 гг.) еще не обнаружены, хотя периодически вспыхивали разговоры о том, что то на ул. Пушкинской, 83 – в родительском доме, то на Шаумяна, где Сабина жила во время войны, «отыскался» чемодан с уникальными рукописями! Но – увы…
 В своей работе с людьми я применяю аналитическую психологию Юнга и его учениц –  Сабины Шпильрейн, Марии Луизы фон Франц и Тони Вольф, которая на протяжении 30 лет была ещё и его близкой подругой (с разрешения жены, кстати). Они стали близки с Вольф когда ослабела романтическая связь с Сабиной – его Анимой. Для Юнга его жена Эмма всегда была «королевой», то есть в аналитической психологии так называется фигура почитаемой женщины в семье - Великая Матерь.
Одно из направлений работы нашей Ассоциации – это киноклуб «Глубинная психология и кино» - кино-просмотры с последующим обсуждением и анализом. В память о нашей землячке Сабине мы смотрели и документально-публицистический фильм «Меня звали Сабина Шпильрейн», созданный режиссёром Элизабет Мартон в 2002 г. - совместное производство Швеции, Швейцарии, Дании и Финляндии, (к сожалению, не переведённый на русский) и художественный – «Сабина» итальянского режиссера Роберто Фаэнца.
Хотя в последнем фильме масса неточностей, например, расстрел в синагоге, а в кадрах - это католическая церковь. И почему-то, именно в синагоге, а не в Змиевской балке расстреливают Сабину и её дочерей? Как аналитика меня поразил следующий эпизод: повествование ведётся от лица пожилого мужчины; он вспоминает о том, как Сабина Шпильрейн вылечила его в детстве от психической болезни; он был воспитанником интерната Коминтерна в Москве и практически не контактировал с окружающим миром.
От аутизма Сабина излечила его с помощью обезьянки, привезенной из цирка. Она придумала такой нестандартный метод и с помощью шкодливого животного разбудила у травмированного войной мальчика интерес к жизни. 
Наша Ассоциация и Центр Глубинной Психологии продолжает благое и нужное дело Сабины Шпильрейн – психоаналитическое лечение страдающих людей, исцеление Души…и поддержка в сотворении своей жизни и судьбы».

Приходилось читать, что Филипп Филатов, президент психоаналитической ассоциации Ростова,  предыдущий фильм «Сабина», снятый в 2002 году , назвал слащавой love story, нашпигованной сомнительными домыслами автора и историческими курьёзами.

Валерий Лейбин – доктор философских наук, главный научный  сотрудник Института системного анализа РАН, автор 14 монографий по психоанализу и нескольких сборников поэзии,  в московском издательстве выпустил книгу «Сабина Шпильрейн: между молотом и наковальней» -  «об одном из наиболее интригующих и загадочных случаев любви между пациенткой и её психотерапевтом  в истории психоанализа».  Писатель представил жизнь Сабины через один день – когда вели её  по пыльному и жаркому Ростову в колонне евреев с дочками на Голгофу. 

Уже умерли ее родители, а  от разрыва сердца скончался ее муж, уже расстреляли большевики брата Исаака, а двое других братьев – Эмиля и Яна сгноили в Гулаге.

Есть  выражение «Неослабевающий интерес». Так именно  с ним прочитывается книга. Вот  книге Валерий Моисеевич приводит письмо Сабины,  написанное маме - Еве Марковне Люблинской в Ростов в августе 1905 года: «… я хочу плакать от счастья. Ты, возможно. догадалась, что причина всего этого – Юнг. Я навещала его сегодня…   

Юнг сказал, что мне не следовало бы носить дырявую шляпу и что мне также следовало бы починить туфли. Я ответила, что у меня не осталось денег, но я уже получил так много, что о большем просить родителей не могу. Тогда он вынудил рассказать ему, на что я потратила деньги. Затем он сделал предложение одолжить мне 100 франков на шляпу и починку туфель. Как тебе это нравится? Мне было настолько стыдно, что хотелось провалиться сквозь землю, но этого человека невозможно переспорить. С другой стороны мне было приятно, что он совершил хороший поступок, и я не хотела мешать его порывам. Не говори ему об этом ни слова. Странно, как это приятно быть объектом его благотворительного внимания» и позволять ему тратить   на меня деньги. Естественно, я скоро верну ему деньги, но он ещё об этом не знает. Вот, ты можешь видеть,  что это за человек, мой Юнга… Он собирается прийти ко мне в пятницу (1 сентября), в 3 часа. Если бы я только до этого времени смогла научиться готовить борщ!..»

Несколько лет длилась мучительная любовь между Сабиной и Юнгом. При этом  Эмма – жена Юнга исправно рожала детей. Лейбин видит смятение молодой ростовчанки: «Правда, мне трудно понять психологию мужчины. Как это можно любить одну женщину, а спать с другой? (…) Неужели мужчины по природе своей настолько полигамны, что готовы иметь  сексуальные отношения с разными женщинами и при этом не чувствовать разлада в своей душе?

Любит ли Юнг свою жену точно так же, как любит меня? Или он уже разлюбил её и теперь не знает что делать? (…) Когда Юнг рассказал мне об обрывке одного своего сновидения,  то я была просто шокирована тем, что творится в глубинах его души. Он увидел во сне  свою жену с отрубленной правой рукой. (..) кто отрубил ей руку? Он сам, полюбивший другую женщину и воспринимающий свою жену как помеху, стоящую на его пути к новой любви?

Правая рука как олицетворение того, что жена права, когда подозревает мужа в возможной измене?»

В итоге Юнг, ревностный сторонник брака и глава одно из первых обществ трезвенников, под воздействием одно из пациентов своих наркозависимого и распущенного Отто Гросса, всё таки выберет полигамию. Но это будет уже не Сабина.

Сабина  рожает от Юнга. Научную статью. Но называет её исключительно «наш мальчик  Зигфрид» (как и герой оперы Вагнера – одного из любимых композиторов Сабины, так невероятно объединяющий в музыке пафос и трагизм) и «наш ребёнок». А когда Юнг нещадно сокращает этот труд  (используя вырезанные позже мысли Сабины в своих собственных работах), Сабина называет это «кастрацией маленького новорожденного и беспомощного сына большим и сильным отцом».

Мистика, совпадение или его величество Случай непонятный, но, первоначальный план фашистов по захвату Ростова назывался «Зигфрид»!

Первая её работа называлась «Деструкция как причина становления». В частности Сабина описывает  два дерева (познания и жизни), которые, согласно Библии, растут на Земле.  Цитата по книге Валерий Лейбина: «Павшие жертвой греха Адам и Ева, должны быть, по мысли Шпильрейн, освобождены от смерти. Сын божий, Христос, претерпел за них смерть. Он взял грехи человечества на себя и пришёл к новой жизни, как суждено умершим. Для Христа. как и для всех людей, дерево жизни стало источником смерти. Оно было использовано для изготовления креста Иисуса.

Дерево является символом сексуальности. Оно олицетворяет фаллос, способствующий порождению жизни. Христос умирает на дереве жизни как плод, но в виде семени опадает в мать-землю. Это оплодотворение ведёт к возникновению новой жизни, к воскрешению из мёртвых».

Профессор ростовского университета Татьяна Алейникова в докладе «Влечение к деструкции: норма или патология? Биологические или психологические основы?»  на 4 Международной конференции имени Сабины Шпильрейн, устроенной в Ростове в 2003 году, сообщает:  «Инстинкт смерти был впервые упомянут в 1911 году в докладе, а затем в 1912 году в статье С. Шпильрейн. Впоследствии в противовес объединяющим и интегрирующим поведение инстинктам («Эрос») эти деструктивные силы были  квалифицированы как «Танатос».

Отец психоанализа идею развил – Зигмунд Фрейд в 1932 году: «Согласно нашей гипотезе, имеются только два вида человеческих инстинктов: одни стремятся сохранять и объединять…   А другие стремятся разрушать и убивать; эти последние мы квалифицируем вместе как агрессивный или разрушительный инстинкт…   В результате некоторых умозрительных построений мы пришли к предположению, что этот последний инстинкт действует в каждом живом существе и старается разрушить его и свести жизнь к её первоначальному состоянию – неодушевлённой материи. Этот инстинкт  совершенно серьёзно заслуживает названия инстинкта смерти…»

А в Ростове, в квартире, где жила, любила, работала и страдала Сабина Шпильрейн , после реконструкции откроется … магазин православной литературы «Светилен».

Прораб Анатолий, ведущий ремонт, сказал, что знает кто здесь жил от иностранцев – они приходили с переводчиком и объяснили ему. А из наших - нет – никакие туристы не беспокоят.

Табличку, сообщающую что: «В этом доме жила знаменитая ученица Карла Юнга и Зигмунда Фройда  психоаналитик   Сабина Шпильрейн. 1885-1942 гг.» делал скульптор Борис  Николаевич Кондаков.  Вечерняя городская газета тут же откликнулась: зачем, мол, вешать таблички любовницам? Так в городе и домов не хватит…

БОРИС КОНДАКОВ, СКУЛЬПТОР:

 Хотели сделать доску с портретом её, но нашли фотографию только одну и ту очень плохого качества. Поэтому пришлось ограничиться текстом.  Лет пять-шесть  назад я ее сделал. Сейчас готов  портрет ее сделать, даже и бесплатно. Только б фото найти: такая психиатр, такая интересная женщина и такая страшная судьба! Из Германии бежала, чтоб вернуться в Ростов и тут её немцы настигли!»
И всё же хорошо, что на фасаде хотя бы мемориальная табличка есть. В доме Солженицына в Халтуринском переулке – ничего кроме надписи о присутствии во дворе очень злой собаки.

Это полная версия статьи Галины Пилипенко, опубликованной в августовском номере журнала ДОНАВИА. Фото - специально для сайта неофициальных новостей Ростова-на-Дону