Инна Шварцман: Памяти выдающейся ученой.

Агентство Еврейских Новостей АЕН, Ростов-на-Дону, 17.06.2004 В Ростове закончил свою работу международный симпозиум "Деструкция и интеграция на рубеже тысячелетий". Симпозиум, организованный Европейской ассоциацией психотерапии и Ростовской психоаналитической ассоциацией при участии высших учебных заведений Северного Кавказа, был посвящен ростовчанке Сабине Шпильрейн – выдающейся женщине-психоаналитику, ученице К. Юнга и З. Фрейда, научная заслуга которой – не только в том, что она (задолго до того, как это сделали Фрейд и Фромм) выявила глубинные истоки человеческой деструктивности. С ее именем в истории психологии связаны и успешные попытки интеграции альтернативных течений научной мысли. Сложной и полной терний оказалась не только жизнь Сабины Шпильрейн, но и память о ней. Более 60 лет ее имя было предано забвению, и только несколько лет назад, благодаря найденным в подвале женевского дворца Вильсон, где раньше располагался институт психологии, неизвестной переписки между Фрейдом, Юнгом и Шпильрейн, а также ее дневника, о женщине-ученом с мировым именем - докторе медицины, члене Венского, Швейцарского и Русского психоаналитических обществ – вспомнили и заговорили. До сих пор, наверное, нет ни одной достоверной фотографии Сабины; очень мало сведений о ее жизни, в особенности на Родине, в России. Большую исследовательскую работу, благодаря которой мы многое узнали о личности и судьбе этой женщины, провел ростовский краевед и историк, член ростовской еврейской общины Евгений Мовшович. С Ростовом связаны первые 19 и последние двадцать лет жизни Сабины Шпильрейн. Сабина Нафтуловна (Николаевна) Шпильрейн-Шефтель родилась в Ростове-на-Дону в состоятельной семье в 1885 г. Ее отец Нафтула Шпильрейн был удачливым предпринимателем, поэтому семья была обеспеченной и вела светский образ жизни. Мать - Ева Люблинская - изучала стоматологию, что было редкостью в то время, и владела собственным трехэтажным доходным домом на ул. Пушкинской. Среди предков по материнской линии в роду Шпильрейн было немало известных и уважаемых раввинов. По традиции богатых и образованных еврейских семей Сабина получает блестящее образование. Окончив в 1904 г. с золотой медалью ростовскую Екатерининскую женскую гимназию, 19-летняя Сабина должна была продолжить занятия медициной в Цюрихе, где в то время женщины единственно могли получить научное образование. Но – у девушки обнаруживается тяжелое психическое расстройство, и она становится первой пациенткой молодого психоаналитика К. Юнга. Сабина все-таки получила медицинское образование, и в возрасте 26 лет получила научную степень доктора медицины за написанную вместе с Юнгом работу "О психологическом содержании одного случая шизофрении" – исследование собственного медицинского случая. 1 июня 1912 г. в ростовской синагоге Сабина Шпильрейн регистрирует свой брак с врачом-педиатром Файвелом Шефтелем. У них рождаются две дочери – Рената и Ева, обе удивительно музыкально одаренные. Профессия врача-психоаналитика зачастую накладывает отпечаток на его собственную психику. В последние десятилетия своей жизни – после трагической гибели в застенках НКВД братьев Сабины - Яна, члена-корреспондента АН СССР; Исаака - психолога, профессора, основавшего и возглавившего Психотехническое общество СССР, Эмиля - биолога, доцента и декана биофака Ростовского университета; смерти от инфаркта мужа Файвеля и любимого отца, - Сабина Шпильрейн оказалась сломленной, жила бедно. В ноябре 1941 г., во время первой оккупации Ростова-на-Дону фашистскими войсками, Сабина имела возможность эвакуироваться – но не сделала этого. Она была уверена, что Германия – страна высокой философии и передовых научных идей – не способна породить такое психическое уродство, как готовность истреблять себе подобных без причины и повода. В июле 1942 г. во время боев за город дом, где жила в то время семья Шпильрейн, сгорел, и она перебиралась в один из пустующих домов - оказавшийся по соседству с одним из печально известных "сборных пунктов для еврейского населения". 11 августа 1942 г. Сабина Шпильрейн и обе ее дочери были расстреляны вместе со многими тысячами ростовчан в Змиевской балке... "Посреди большого поля вырастите дуб и напишите: я тоже однажды была существом мыслящим и страдающим, меня звали Сабина Шпильрейн...". Так изложила свою последнюю волю в одной из дневниковых записей Сабина Шпильрейн. Год назад по инициативе Ростовской психоаналитической ассоциации ее воля была, наконец, выполнена. В Змиевской балке – мемориале, где захоронены тысячи евреев, жертв нацизма, - посажены молодые дубки и установлена мемориальная доска. Последние несколько лет психоаналитики из многих стран мира приезжают в Ростов, чтобы принять участие в международных симпозиумах и конференциях, посвященных памяти Сабины Шпильрейн. И каждый раз приходят сюда – к месту скорби и памяти. Чтобы не довериться причудливым извивам подсознания, а увидеть глазами и запомнить сердцем.